Мы в сети:

Записки Сергея Матвеевича Донского (Директор «Энергосбыта» с 1941 по 1942 годы и с 1943 по 1977 годы) «Любовь к электричеству». Отрывок про военные годы.

...Потребление энергии резко увеличилось, и в первое время мощностей наших станций не хватало, чтобы обеспечить полностью все предприятия, работавшие на нужды фронта. Особенно осложнилось положение с наступлением зимы: с перебоями стало поступать топливо. Все железные дороги были забиты эшелонами с войсками, вооружением, оборудованием эвакуируемых предприятий, да еще Донбасс оказался отрезанным, уголь пришлось доставлять из Сибири...Установили твердые лимиты электропотребления для каждого предприятия. Естественно, ограничили и отпуск энергии населению: пять киловатт-час в месяц на человека. Это фиксировалось в лимитном листке, оформлявшемся на каждый счетчик.

Чтобы уложиться в лимит, жители пользовались маломощными лампочками, о включении каких-либо нагревательных приборов и речи не могло быть. К счетчикам устанавливались ограничители, отключавшие электроэнергию при превышении нагрузки. Обычно семьи собирались в одной комнате квартиры или дома, и каждый при тусклом свете единственной лампочки занимался своим делом. Жесткие нормы потребления установлены были и для учебных заведений, больниц и госпиталей, театров и кинотеатров, магазинов, госучреждений. Бывали случаи, когда из-за перебоев в подвозе топлива к станциям приходилось отключать на какое-то время от электроснабжения целые районы. Мера, конечно, вынужденная, неприятная. И однажды, помнится, главный энергетик моторостроительного завода Есипов обозвал меня Гитлером за такое отключение. Понятно, что мы старались не отключать предприятия, работавшие на важные поставки для фронта, госпитали, родильные дома, хотя и такое бывало.

В октябре 1941 года я был назначен исполняющим обязанности директора «Энергосбыта», руководителя которого Моисея Иоффе мобилизовали по партийной линии. Мне пришлось в приемные дни выслушивать от населения массу жалоб и просьб о восстановлении подачи энергии (когда отключалась энергия за перерасход) или об увеличении лимита. У каждого посетителя находились свои доводы: у одного – больные в доме, у другого - дети, отстающие от школьной программы, у третьего – срочная работа по заданию партийных и советских органов. Конечно, редкую просьбу удавалось удовлетворить.

Однажды я получил вот такое послание:
Его величеству Королю света от гражданки, проживающей в темноте
Заявление.
Я похудела, почернела,
По вечерам сижу без дела,
Ложусь обычно в восемь спать,
Нащупав в темноте кровать.
Моя лирическая муза
Без света стала мне обузой.
Я в мыслях рифмы берегу,
А записать их не могу.
У нас был свет: глаза у кошки
И лунный свет через окошко.
Но кошка месяц как больная,
Луна все время выходная!
А потому, Ваше Величество,
Прошу включить мне электричество!
Улица Темная, 1 , квартира мрачная. Гражданка N.

От «заявления» был просто в восторге: если в такие тяжелые дни люди способны шутить и смеяться – никакому врагу нас не одолеть! Автором этого послания оказалась Евгения Семеновна Рамм, инспектор Промбанка, курировавшая предприятия энергосистемы Казани...

Зульфат Мингалиев, руководитель Контакт-центра Дирекции по обслуживанию потребителей ОАО «Сетевая компания»

Источник: интерактивный музей АО «Татэнергосбыт»

 


75 years